NOVOSTY EPARHIY

Старожилы древнего села произносят название Бостынь в мужском роде, что и отражено в заголовке. И хотя ни с одним героем не встречалась лично, к каждому испытываю глубокое чувство уважения за то, что достойно выдержали жизненные испытания. Пусть больше будет земляков, которыми можно гордиться!

“Жизнь в молитве и любви”

Так называется книга воспоминаний об архиепископе Брестском и Кобринском Константине (Хомиче) (11.11.1911-19.09.2020).

Родившись на хуторе Рог, что близ деревни Бобрик Пинского уезда, мальчик уже в год потерял маму… До 11-ти лет жил с отцом и мачехой, а затем его взяла на воспитание крестная в Пинск. Здесь закончил реальное училище. Мечта стать священником привела в Виленскую Духовную Семинарию. С 1936 по 1956 гг. служил в селах родного края – Купятичи, Пинковичи, Охово. Затем был переведен в Гомельскую область: вначале – в город Добруш, с 1962-го – в деревня Красное. В 1969 году овдовел и через год принял монашеский постриг. Возведенный в сан архимандрита, 17 лет был намесником Жировичского Свято-Успенского мужского монастыря. 11 апреля 1987-го в Минском Свято-Духовом кафедральном соборе состоялась хиротония во епископа Пинского, викария Минской епархии. Когда 19 февраля 1990 года была восстановлена самостоятельная Брестская кафедра, Владыка Константин был назначен епископом Брестским и Кобринским, а 25 февраля 1995-го возведен в сан архиепископа.

Таковы краткие биографические данные архиерея. Воспоминания о нем митрополита, священников, монахов и прихожан, которые в 2020 году подготовил и издал сын Владыки – Андрей Хомич, стали книгой в 176 страниц.

Особенный интерес у меня вызвали заметки И.Г. Журавлевой. Прочитав ее впечатления про общение с Владыкой, поняла, что Ираида Геннадьевна – уроженка Лахвы. Более того: в свое время в районной газете “Лунінецкія навіны” был опубликован материал о судьбе ее деда и отца. Напомню эту информацию.

Реаблилитированы посмертно…

Священник Александр Ильич Юнацкевич (1865-1937) – уроженец села Вуйвичи Пинского уезда. В 1903-1920 гг. служил в храмах с. Бостынь и д. Местковичи. Затем был настоятелем храма в селе Велятичи Борисовского района Минской области. В 1931 году по обвинению в антисоветской деятельности приговорен к трем годам ссылки. Был выселен в Муромцевский район Омской области. Вторично был арестован 13 сентября 1937 года. «Тройка» при УНКВД по Омской области приговорила священника к ВМН. 1 ноября 1937 года он был расстрелян в городе Тара – самом северном в области...

Реабилитирован 12 августа 1963 года.

Геннадий Александрович Юнацкевич родился в селе Бостынь. В документах указано: “из дворян”. Служил псаломщиком у отца – настоятеля Спасо-Преображенского храма с. Велятичи. Вместе с ним был арестован 31 января 1931 года и также обвинен в антисоветской деятельности. 4 июля того же года был приговорен к трем годам ссылки… Реабилитирован 25 августа 1989 года.

В тогдашней публикации отмечалось, что его дальнейшая судьба – “белое пятно”.

Фото из Лахвы

И вот, благодаря рассказу дочери, открываем очередную страницу лунинецкого краеведения!

Когда началась Великая Отечественная война, “члена семьи изменника Родины” направили в штрафную роту. В боях получил тяжелые ранения, был контужен, но за хороший почерк оставлен писарем при лазарете.

В послевоенное время Геннадий Юнацкевич (07.01.1905-27.02.1983) служил псаломщиком в храме в Лахве. Здесь же он встретил свою судьбу.

В благочестивой семье Ксении и Ивана Куртасевичей выросла такая же преданная православию дочь Христина (1915-21.05.1986). Верующий человек, она не скрывала своих религиозных убеждений. Посещала храм, всегда руководила хором – и народным, и церковным. До поры – до времени на это закрывали глаза: Советской власти требовались грамотные люди. Она закончила курсы председателей сельсовета и была направлена на работу в отдаленную деревню. Но в бывшем местечке оставались пожилые родители. Волнуясь о них, Христина Ивановна обратилась в Лунинецкий райисполком с просьбой перевести ее в Лахву. Девушку и поставили перед выбором: или церковь, или сельсовет. Она выбрала храм. И вскоре ее мужем стал Геннадий Юнацкевич.

Дочь вспоминает:

“Маму вызвали в НКВД: “Как это так, ты получила образование и выходишь замуж за псаломщика?” Мама посмотрела на сотрудника НКВД: “Я согласна выйти замуж за вас”. Сотрудник НКВД рассмеялся, и больше ее никогда не трогали”.

Когда настоятелем храма в г. Добруш стал отец Константин Хомич (будущий Владыка), в 1957 году к нему назначили псаломщиком Геннадия Юнацкевича. 6 лет, до отъезда будущего архиерея, они служили вместе и очень дружили.
Ираида Геннадьевна рассказывает, что ее мама, Христина Ивановна, иногда более чем на неделю уезжала в Лахву к больной матери. Девочку оставляли у Хомичей, под присмотром матушки Александры.
В воспоминаниях – яркая характеристика того времени:

“В школе меня дразнили “попадьей”, но я была решительная и защищала себя отчаянно. Прихожу домой заплаканная… Батюшка, отец Константин, …посадит рядом с собой, погладит по голове, поговорит и становилось так спокойно. В школе были проверки, есть ли у детей крестик, поэтому, идя в школу, его приходилось снимать. Однажды в школе только у меня расстегнули ворот платья и посмотрели, есть ли крестик, сказали: “Ты смотри, у нее нет крестика?!”…

Прочитав книгу, вспомнила, что несколько лет назад из Лахвы мне прислали старую фотографию церковного хора. Здесь изображены и Юнацкевичи – Геннадий Александрович и Христина Ивановна с Ираидой. Снимок сделан в 1956-1957 гг., вероятно, перед отъездом семьи в Добруш.

Фамилия продолжается! 

Ключ к поискам был получен, благодаря автору книги. Поскольку в ней отсутствовали сведения о дальнейшей судьбе Геннадия Юнацкевича, связалась с Андреем Константиновичем Хомичем. Из Санкт-Петербурга он написал номер телефона Ираиды Геннадьевны – оказалось, наша землячка проживает в Пинске. Позвонив, узнала продолжение истории семьи.

После пятого класса девочка с родителями из Добруша вернулась в Лахву. Здесь закончила среднюю школу. Выпускнице не оставили выбора – дочь “служителя культа” не могла претендовать на продолжение образования.

–Но как раз в этот год девушкам предлагали службу в армии, – улыбается Ираида Геннадьевна. – Долго не раздумывала – встала в воинский строй. Получила специальность связистки. По этой же линии затем и техникум закончила. Всю жизнь проработала в Пинске. Когда умер отец, из Лахвы забрала маму к себе. Но она пережила его только на три года…

Спрашиваю у нашей землячки, сохранился ли в семье снимок деда (очень интересно было бы увидеть облик одного из бостынских священников!), и получаю отрицательный ответ:

–Вообще ничего не знаю о родителях отца, разве еще имя бабушки – Надежда… В 1960-е гг. отца вызывали в органы и обещали вернуть боевые награды, если отречется от духовенства. Он не предал веры, но здоровье было подорвано. Когда я проявляла интерес к своим корням, отец начинал плакать. Настолько болезненной была эта тема…

А вот ответ на следующий вопрос подтвердил мое предположение.

Автор книги сообщил, что у Ираиды Геннадьевны – трое сыновей. В России хорошо известна фамилия Юнацкевич: в Санкт-Петербурге – Петр, полковник космических войск, президент Международной академии социальных технологий, в Москве – Ростислав, подполковник космических войск. Спрашиваю у собеседницы:

–Ваши дети сохранили вашу девичью фамилию в память о репрессированных предках?

–Сложно утверждать, – объясняет Ираида Геннадьевна. – Так случилось, что непродолжительным оказался мой первый брак. Когда законодательно было разрешено изменять фамилию, дети решили оформлять документы на очень редкую фамилию деда и прадеда… Мне посчастливилось вторично создать семью. У меня очень хороший муж, который вырастил Петю и Славу. Наш третий сын носит его фамилию – Александр Владимирович Журавлев. А профессию избрал по моим стопам – работает в сфере связи в Пинске…

Андрей Константинович Хомич написал, что “старшие Юнацкевичи были очень близки с моими родителями и, несмотря на трудную жизнь, очень достойно и ровно держались со всеми. В Добруше моя мама их всячески поддерживала материально и морально. Ираида стала крестной моей дочери Натальи”.

Всегда радостно слышать добрые отзывы о наших земляках, тем более – от сына Владыки Константина...

В год 75-летия Великой Победы имеем честь вспомнить участника Великой Отечественной войны Геннадия Александровича Юнацкевича, которому 6 лет выпало служить “в молитве и любви” с будущим иерархом. Представитель многострадального духовного рода при жизни был лишен уважения, какое оказывало общество поколению победителей. Но фамилия уроженца Бостыня продолжается во внуках и известна, благодаря их достижениям, далеко за пределами и рода, и малой родины.

Татьяна Конопацкая.

P.S. На разных этапах подготовки материала к нему были причастны руководитель отдела по канонизации Пинской епархии протоиерей Сергий Рябой и сотрудник ГУК «Пинская городская центральная библиотека» Татьяна Константиновна Богович, за что им очень благодарна.

Т.К.

Подпись к фото

Верхний ряд: муж и жена Сергиевичи, Анна Алексеевна и Михаил;
второй ряд: псаломщик Геннадий Александрович Юнацкевич, Роман Шестюк, Василий Демидович;
третий ряд: Татьяна Сергиевич, Ольга Байда, Евдокия Васильевна Шестюк, Вера Григорьевна Кириевич, ее сестра Дарья Григорьевна Луцук, Людмила Ивановна Гордиевич, ее сестра Валентина Ивановна Уласевич, Ольга Павловна Демидович;
нижний ряд – Христина Ивановна Юнацкевич с дочкой Ираидой.

Фото из архива матушки Валентины Скребец (Лахва).

 “Прославлено имя уроженца Бостыня” “Прославлено имя уроженца Бостыня”